ЗАО «Первая мебельная фабрика» производит мебель, используя накопленные складские запасы
Московское время:
2 июля 2022
08:02

ЗАО «Первая мебельная фабрика» производит мебель, используя накопленные складские запасы

ЗАО «Первая мебельная фабрика», один из крупнейших российских производителей мебели, увеличило в первом квартале 2022 года выручку по сравнению с аналогичным периодом 2021 года на 27,7%, до 575,8 млн рублей. 

Розничные продажи Первой мебельной фабрики выросли на 50,9%, с 229,7 до 346,6 млн рублей. Прирост выручки по продажам кухонь (кухонных секций) составил 71,1%, по бытовой технике и сантехнике – +25,7%, по обеденной мебели – +66,6%. Количество произведенных кухонь выросло на 38%. «Наши успехи в розничных продажах были напрямую связаны с ажиотажным спросом, наблюдаемым в конце февраля, марте и апреле, горожане скупали мебель, ожидая рост цен», – говорит Александр Шестаков, генеральный директор Первой мебельной фабрики, президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей отрасли России. Портфель корпоративных заказов «Первой мебельной фабрики» в первом квартале 2022 года вырос с 221,1 млн рублей до 229 млн рублей.

«Мы видим изменение структуры спроса на мебель. Если раньше, особенно в пандемийном 2020 году, большая часть заказов приходилась на корпоративных заказчиков, то в этом году ситуация иная – более 60% портфеля предприятия сейчас – это заказы розничных покупателей», – отмечает Александр Шестаков.

В первом квартале 2022 года «Первая мебельная фабрика» работала над импортозамещением. Так, мебельная отрасль на 95% зависима от иностранной фурнитуры. В частности, основной производитель фурнитуры – австрийская компания BLUM – прекратила поставки в Россию, и фабрика производит мебель, используя накопленные складские запасы. «К сожалению, не вся импортная и отечественная фурнитура может использоваться на наших производственных линиях в силу технологических особенностей. Из рассматриваемых образцов нам подходят немецкий Hettich и турецкий Samet. Стоимость продукции турецкой компании сопоставима с изделиями австрийского концерна, а в некоторых аналогах даже выше, – говорит Александр Шестаков. — С химическими компонентами обстоят дела тоже не гладко. Например, потребность в меламине местное производство может удовлетворить лишь на 50%, а некоторые компоненты вообще не производятся. Процесс производства мебели не усложнится, но возможно увеличение сроков изготовления мебели «под заказ».

Что касается планов по выручке в 2022 году, то мебельщики затрудняются прогнозировать, ввиду меняющейся экономической ситуации. «Доля импортной мебели уже снизилась с 40 до 30% на российском рынке и будет снижаться и дальше, и отечественные производители имеют все возможности и ресурсы, чтобы эту нишу заполнить, – заключает Александр Шестаков. — Рост цен на мебель может замедлиться в связи с укреплением курса рубля, у отрасли сохраняется зависимость от импортных комплектующих, и стоимость производства будет зависеть от валютного курса и стоимости логистики».

Фотография: Pexels

Вернуться назад